Олимпиада. С лёгким парным! Олимпийские чемпионы Татьяна Тотьмянина, Максим Маринин.

"Московский Комсомолец", 15 февраля 2006

         — Ты ждешь этого момента всю жизнь, а он проходит на одном дыхании. Хотя самое приятное — это путь, а все думают, что вот там, за горой — там солнце, море… А забрался на гору и — раз! — надо спуститься как-то, и впереди еще гора. Жизнь — это спуск-подъем. Будут другие вершины, наверное, надеемся. Сегодня все прошло удачно, главное — с нервами справились, хотя адреналин во время ожидания был как молоко, которое закипает, и все время надо сдувать с него пену, чтобы не пролить ни капли. И донести эту чашу до конца...

        Чашу, которую собирали по бесценным теперь уже каплям четыре года, Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин донесли не разлив. Ромео и Джульетта, выстрадав положенное, отдали все силы, в конце программы включив вариант “В”.

        — Да, мы чуть изменили концовку программы — опаздывали по музыке, нужно было докрутить все обороты в тодесе, и такой финал был запасным вариантом.

        Ранняя тренировка, поздний вечерний старт. За 14 часов ожидания — да или нет? — можно сойти с ума. А за четыре года? Да, да, да! Теперь уже надо кричать, теперь ее никто не отнимет, тяжелую, золотую, олимпийскую медаль Турина. А Таня с Максом — все такие же. Не размахивающие руками, не утирающие друг другу (во всяком случае, на людях) слезы. Таня улыбается и всех благодарит за поддержку, Максим заметно повышает свой эмоциональный тонус лишь один раз — когда его спрашивают: а что бы было, не упади китаянка Чжан с выброса в четыре оборота? И даже переходит с английского на русский язык: слова здесь должны быть точными.

        — К чему гадать? Все, поезд ушел. Если бы да кабы, сами знаете, что бывает. Они пошли на это, чтобы нас обыграть, хорошо, что закончилось для них все удачно.

        Российский поезд в этот день прошел не останавливаясь. Конечная остановка — пьедестал, золотые медали. Китайцы не были бессильны, их потенциал огромен, и ради медали они идут на все. Выброс в четыре оборота — наивысший пилотаж, но и наивысший риск. Партнер раньше времени отпустил руку Дань, скорости вращения не хватило, и, раскрывшись на последнем обороте, она страшно упала, затем ударившись о бортик. Зал охнул и замолчал. Бесстрашная лопоухая девочка скрючилась и повисла, поджав ногу, на партнере. И видно было, что впору вызывать на лед носилки. А через две минуты (правила это позволяют, хотя фигуристы чуть превысили время) уже вновь прыгала.

        Еще до выступления группы сильнейших, случайно заглянув в компьютер американской журналистки, мой коллега тихо присвистнул: “Ничего себе! У нее уже готов материал. И заканчивается словами: “Татьяна Тотьмянина, выиграв Олимпиаду, упала на лед. Ее мучили боли в желудке”. Оставим на совести зарубежного издания такую трактовку событий, но, как говорил мудрый Штирлиц, запоминается последний штрих. Чжаны завершали соревнования фигуристов и были достойны уважения не только за мастерство, но и за мужество. Но мямли до Игр не добираются. И блистательную точку в турнире поставили все же Тотьмянина—Маринин.

        — В любой паре есть ведущий и ведомый, — говорил Максим, поджидая Таню, которую увели допинговые службы. — У меня ведущим быть как-то не заладилось, я считаю. Долго, правда, сопротивлялся, потому что Овен и быть лидером хочется. Но — или доверяешь партнерше, или нет. Я вот доверился, и все получилось. Меня всегда удивляет ее уверенность. Наверное, сегодня все больше переживали за меня. То есть в какой-то степени был слабым звеном, хотя должно было бы быть наоборот. Я только недавно освободился от чувства вины за прошлогоднее падение Тани с поддержки. Убрал свои комплексы в рюкзак и плотно закрыл его — после продолжительной работы с психологом Еленой Дерябиной. Понятно, я крепкий, здоровый парень — под метр девяносто вымахал. Должен быть сильным. Но речь даже не о падении. Просто во всех живет страх — защитная реакция организма на неизвестность.

        Несчастный случай изменил не только Макса, Таня тоже стала другой:

        — Не могу сказать, что жестче. Признаться, и до этого была не очень мягкая. Но в принципе, мне кажется, каждая травма или несчастный случай делают тебя сильнее, раз можешь пройти через это и снова выйти на лед.

        Эта пара прошла через многое. Потому что хотела, потому что надо было и, главное, потому что могла. Их соединила тренер Наталья Павлова, к триумфу привел Олег Васильев. Тане было 14 лет, и она очень хотела стать звездой — еще в четыре года она вставала перед зеркалом и объявляла: “Чемпионка мира Татьяна Тотьмянина, Советский Союз!”. Про Олимпиады она тогда не знала. Максим, когда ему показали на предполагаемую партнершу, тихо ойкнул.

        — Нет, не сразу все пошло как надо. Все очень было запущено. Мы много ругались и выясняли отношения. На нашем первом совместном сборе в Самаре разучивали тодес. У Тани руки были слабенькие, и, чтобы она не вылетела на другой конец катка, я сильно сжимал ей кисть. Но она думала, что я нарочно причиняю ей боль, и в отместку царапалась.

        В Палавеле они были Ромео и Джульеттой, хотя к жизни это не имеет никакого отношения.

        — Нам было совсем нетрудно изображать влюбленных. По новым правилам акцент делается на элементы, а лирики очень мало. Постановщик Николай Морозов добавил шекспировских страстей, и теперь можно с уверенностью сказать: “Да, это Ромео и Джульетта”.

        Они победили и — уходят. Потому что хотят поберечь здоровье для будущей жизни. И хотят начать ее с верхней ступеньки пьедестала. Жизнь в большом спорте промелькнула как сон. Это единственное, что поняли, закончив выступление.

        — Я гнал от себя мысли о победе. Ты на себя наваливаешь нагрузку, которая тебе абсолютно не нужна. Когда все вокруг ходят, хлопают по плечу и говорят: давай-давай, Россия не проигрывала столько лет! Но мы знали, на что идем. Когда закончили программу, Таня ко мне подъехала и говорит: ты представляешь, это все! Все уже закончилось! Я смотрю, она ошеломленная такая, и тоже не могу поверить. Сказка закончилась. Удивительно…

Ирина Степанцева и Алексей Лебедев

Hosted by uCoz